Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Марина Началова: Отвергая отца... (Очень глубокая и полезная всем статья!!!)

На приеме: (мальчик 6 лет, тяжелое невротическое расстройство)

- С кем ты живешь?
- С мамой.
- А папа?
- А мы его выгнали.
- Как это?
- Мы с ним развелись … он нас унижает... он не мужик … испортил нам лучшие годы…






За время работы с детьми, в своей практике, мне пришлось столкнуться со следующими фактами:

1. Дети любят своих родителей одинаково сильно, вне зависимости (!!!) от демонстрируемого ими поведения.
Ребенок воспринимает маму и папу как целое и как важнейшую часть самого себя.

2. Отношение ребенка к отцу и отца к ребенку всегда формирует мать. (Женщина выступает посредником между отцом и ребёнком, именно она транслирует ребёнку: кто его отец, какой он и как к нему следует относиться).

Collapse )



(no subject)

Портрет работы Бронзино - лучшего, по-моему, итальянского портретиста 16 века.
И портреты детей Медичи все хороши -- ледяные, чистые и острые. Это Франческо (1581) -- потом подросток вырастет, станет герцогом Тосканским, откроет медичейский театр и
окончательно сделает музеем Уффици, займется алхимическими опытами и химическим
производством, влипнет, наконец, в самую "шекспировскую" по градусу страстей любовную
историю этого времени - с Бьянкой Капелло, - там будут подмененные дети, "свежие
яды", "и умерли в один день", - нет, не вполне в один, но почти, - впрочем, никто
не знает, что из подробностей этого сюжета - правда, а что - клеветнические слухи.
Кстати, французская королева Мария Медичи, жена Генриха IV - его дочь;




так что см. Дюма и пр.10495079_781904341881836_4867297006895004610_o

А.П. Брюллов. Портрет детей Ф.Ф. Шуберта. 1835 год.

Эта дивная акварель создана в 1835 году живописцем Александром Брюлловым.
Он изобразил детей своей дальнего родственника Фёдора Шуберта –
Елизавету, Софию, Александру и юного Фёдора Фёдоровича.

Первый фотографический снимок был напечатан уже в 1826 году,
но и до наших дней искусство фотографии
не смогло достичь
душевности уютного акварельного портрета.










Странные желания детей и Путь Лопаты. Притча.





Однажды к Мастеру Вану пришли трое его детей, и каждый желал странного.
— Отец, — жеманясь и краснея, сказал старший сын. — Мне кажется, я люблю мужчин больше, чем женщин. А среди мужчин я больше всех люблю Сунь Ахуя из соседней деревни. Я понимаю, ты хотел видеть во мне опору в будущем, продолжателя рода и наследника своего мастерства, но… извини, я хочу иначе. Ничего, если я приведу в дом Сунь Ахуя, и мы будем спать в одной кровати и сидеть у огня, держась за руки?
— Папа, — потупясь, сказал средний сын. — Мне кажется, я пацифист и не могу даже смотреть на оружие, мясную пищу и чужие страдания. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне сильного воина, победителя и защитника, который прославится на всю Поднебесную, но… извини, яхочу иначе. Ничего, если ты отмажешь меня от армии, и мы возьмем в дом нашего поросенка, которого мы откармливаем на Праздник Фонарей? Я назову его Пикачу, буду купать в теплой воде, повяжу на шею синий бантик, и мыс Пикачу будем кушать только растительную пищу!..
— Папа! — сказала любимая дочь Мастера Вана, Ма Сянь, водя изящной ножкой по глиняному полу. — Ты знаешь, я ведь молодая, красивая и умная девушка. Поэтому я хочу самореализоваться и пожить для себя. Я понимаю, ты хотел бы видеть во мне любящую жену своего мужа, умелую хозяйку и заботливую мать многочисленных внуков, но… извини, этого не будет. Ничего, если я уеду в город, стану там офисным работником, сделаю карьеру и стану чайлдфри? А по выходным я буду приезжать к тебе в дом престарелых на своем «Матисе» и куплю тебе замечательное кресло-качалку…
Мастер Ван уже открыл было рот, чтобы громко высказать детям все, что он о них думает, но таки не издал ни звука. «А нужно ли? — подумал он вдруг. — Да какое же я имею право решать за своих детей, как им жить, с кем спать, что есть, во что верить? Они же самостоятельные личности! Ну и что, что старшему всего семнадцать? Подумаешь, мне не нравится! Ничего, потерплю, зато дети мои будут счастливы! В конце концов, чем цивилизованнее человек, тем он толерантнее, так неужели я буду вести себя как дикарь?!»

 

— Хорошо, — устало сказал он, — живите как хотите.
…Прошло десять лет. Дети жили как хотели. Старший после долгих хворей и мучений умер от СПИДа. Средний все больше времени проводил в свинарнике, пристрастившись к паленому эрготоу и всех хряков научив выпивать вместе с ним; время от времени он просыпался, некоторое время философствовал с Пикачу о том, что наш мир — это не более, чем скопище зловонных нечистот, и снова засыпал. Дочь поначалу разбогатела в городе. Но в один прекрасный день она пресытилась партнерами по бизнесу, и все они показались ей чересчур стары и немощны для ее ложа. А молодой любовник, которого она за справедливую цену наняла для оказания сексуальных услуг, ловко подделал ее подпись, перевел на себя все ее активы и оставил без гроша; дочь вернулась к мастеру Вану, душой устремилась к самосовершенствованию и проводила дни под засыхающим утуном, неустанно читая мантру «Все сволочи… все подонки». Мастер Ван исправно выносил за нею горшок и с ужасом думал о том, кто же будет это делать, когда сам он вконец одряхлеет: ведь Небо не послало ему ни внука, ни даже внучки.
Как-то он пришел к соседу поделиться своим несчастьем и увидел, что Мастер Чжан сидит в беседке перед садом камней, пьет сливовое вино и курит свою любимую кривую трубочку.
— Как поживаешь, сосед? — спросил Мастер Ван. — Все ли в порядке? Что детишки?
Мастер Чжан неторопливо отпил из чашки и ответил:
— Старший сын увлекся расшифровкой эпитафий на древних надгробиях, познает величие прошлого и хорошо зарабатывает. Он женился на дочери уездного судьи, они живут душа в душу, у них в городе большой дом. Средний сын служит в императорской коннице на южной границе. Он начальник «длинной сотни» конников. Враги боятся его, как огня, друзья любят, подчиненные уважают, а начальники ценят. А дочь — что ж, вон моя красавица-дочь, ее любимый муж и пять моих внуков…
— Невероятно! — вскричал Мастер Ван. — Но разве десять лет назад твои дети, будучи молодыми, горячими и глупыми, не приходили к тебе, желая странного?!
Мастер Чжан степенно кивнул.
— Как же тебе удалось воспитать таких славных детей?!
— Я просто сказал им, что если они не перестанут валять дурака, я переебу их лопатой.

…С тех пор учение Свободной Личности в Поднебесной пошло на убыль, а учение Просветляющей Лопаты расцвело. О,страждущий Просветления! Стань на Путь Лопаты!И да будет тебе Нирванна :)

Даная

Фатум за грехи родителей тяготеет над детьми до третьего-четвертого поколения.
Греки -  знали об этом не хуже евреев. 

Линкей запятнал себя неблагородным поступком с Кастором и Полидевком,
из-за чего погиб и тело его сожжено молнией гнева Всевышнего.
По грехам деда страдает и третье поколение – царь Аргоса Акрисий, внук Линкея.
Оракул предсказал ему гибель от руки сына своей прекрасноликой дочери Данаи.

 


Рембрант


 

…О Даная –

Ее любимый отец, царь Аргоса души в ней не чает. Наслаждается ее неземной красотой. Не знает как угодить ей. Обожествляет. Сравнивает с Афродитой и ревнует к женихам… И что же? Как кинжал в сердце: внезапно отец изменился.  Collapse )

Леонардо да Винчи. Дева Мария с ребёнком и Св.Анна.

На фоне цепи гор, возникающих из туманных испарений, как бы постепенно придавая форму хаосу первоначального творения, вырисовывается пирамидальная группа Святой Анны, Девы Марии и младенца Христа, который тянет к себе ягнёнка, символ будущей жертвенной миссии. Едва уловимая улыбка, играющая на лицах персонажей, выражает общую настроенность композиции. Перед нами сцена, полная движения: Мария - на коленях у своей матери, Св.Анны. Годовалый ребёнок вырывается из рук матери. Он отвернулся от неё, играя с ягнёнком. Почти встав с колен Св.Анны, Мария пытается оттянуть ребёнка (ягненок-жертвенное животное, символ Страсти Христа). Возможно, Анна представляет Церковь, которая не хочет, чтобы что-нибудь стояло на пути Страсти Христа. Кроме того, кажется, что фигуры женщин сливаются в одну, даже младенец - часть её. Всё это подчеркивает близкое родство между Анной, Марией и Христом


"Мадонна с младенцем и Святой Анной"
~1502-1516, дерево, масло, 168x130cм, Лувр, Париж

Collapse )

Дриады.

Внешне похожие на прекрасных человеческих женщин, 
одетые в особую маскирующую одежду,
сшитую из лоскутов ткани различных оттенков зеленого, 
они незаметны в лесу, родном Брокилоне,
где непрошенным гостям никогда не рады: 
обычно последнее, что видит перед смертью незнакомец, –
стрела, выпущенная из лука дриады, вонзившаяся в его тело. 

"...Шипящий, ядовитый и оперенный свист, короткий звон наконечника, врезающегося в дерево. Ни шагу дальше, человек, говорил этот свист и этот удар. Прочь, человек, немедленно убирайся из Брокилона. Ты завоевал весь мир, человек, тебя везде полным полно, ты всюду приносишь с собой то, что именуешь современностью, эрой изменений, что называешь прогрессом. Но нам здесь не нужен ни ты, ни твой прогресс. Нам не нужны перемены, которые ты несешь. Нам не нужно все то, что ты приносишь. Свист и удар. Прочь из Брокилона! «Прочь из Брокилона, человек,..."
http://knijky.ru/article/read/Mech_Prednaznachenija-78.html



. Дриады живут в обществе, состоящем полностью из представителей женского пола, а мужчин используют только для воспроизводства будущих потомков. Порой дриады похищают человеческих девочек, чтобы пополнить свои ряды свежими силами. Выпив волшебной воды из недр Брокилона, девочка забывает свое прошлое и становится одной из них, но магическими способностями, данными с рождениями настоящим дриадам, она обладать никогда не будет.

"...Ей можно было дать не больше шестнадцати лет, и вряд ли она пробыла в Брокилоне дольше шести семи. Попади она сюда раньше, маленьким ребенком или даже грудным младенцем, в ней уже невозможно было бы узнать человека. Голубые глаза и натуральные светлые волосы случались и у дриад. Дети дриад, зачатые в разрешенных церковью контактах с эльфами либо людьми, перенимали свойства организма исключительно от матерей, к тому же это всегда были девочки." (Анджей Сапковский)



Collapse )

Никто никому ничего не должен



 

По всей жизни нас сопровождает чувство долга по отношению ко всем – близким и не очень, знакомым и незнакомым, своим и чужим. В большинстве случаев наши действия продиктованы именно чувством «я должен, мне приходится, мне следует…», а не «я желаю, я хочу». Жить под таким прессом очень тяжело: возникает ощущение досады – и на себя, и на других, желание вырваться на свободу и делать все, что хочется. Так вот, у меня для вас хорошая новость: на самом деле вы уже свободны и уже делаете то, что хотите сами.

Collapse )